Гибридная война и нефтяная юаневая биржа в Шанхае

Профессор, доктор политических наук
Панарин Игорь Николаевич

1.Специфика  современной Гибридной  войны

Сегодня есть все основания говорить о радикальном обострении геополитической и геоэкономической ситуации в мире. Следствием этого стала возросшая опасность распространения нестабильности на территорию России, прежде всего с помощью технологий Гибридной войны (дезинформация, терроризм и т.д.). Существует и опасность  втягивания России  в новую Большую войну, в связи с ситуацией в Сирии, Афганистане и на Украине. В настоящее время  в мире  складывается обстановка, сравнимая с самыми серьезными кризисами международных отношений после 1945 года. Масштабная высылка российских дипломатов является  индикатором формирования глобальной антироссийской коалиции, организованной  главным историческим врагом России — Великобританией. При этом риск кризисного обострения обстановки может не только быстро, но и внезапно превысить пороговые значения.

Изменение общего характера  геополитического противостояния  в 21 веке представляется настолько очевидным, что не требует доказательств. Важнейшей составляющей антироссийской стратегии сдерживания, одобренной на саммите НАТО в Варшаве (2016 г.), является гибридная война, которая  системно ведется против России с целью ее ослабления и развала.

Гибридная война – совокупность методов военно-силового, политико-дипломатического, финансово-экономического, информационно-психологического и информационно-технического давления, а также технологий цветных революций, терроризма и экстремизма, мероприятий спецслужб, формирований сил специального назначения, сил специальных операций и структур публичной дипломатии, осуществляемых по единому плану органами управления государства, военно-политического блока или ТНК.

Цели гибридной войны – полная или частичная дезинтеграция государства, качественное изменение его внутри- или внешнеполитического курса, замена государственного руководства на лояльные режимы, установление над страной внешнего идеологического и финансово-экономического контроля, ее хаотизация и подчинение диктату со стороны других государств или ТНК.

Таким образом, важно учитывать тенденцию стирания различий между состоянием войны и мира. Все более широко применяются невоенные информационно-идеологические методы воздействия с использованием протестного потенциала населения. И акции протеста после пожара в торговом центре Кузбасса это наглядно продемонстрировали. Эти средства борьбы дополняются военными мерами скрытого характера, в том числе информационным противоборством и действиями сил специальных операций.

Помимо реагирования на нарастающие акции гибридной войны, ведущейся против России, властям и крупным корпорациям России важно активизировать работу в информационном пространстве. Ограничиваться лишь оборонительной позицией малоперспективно. Необходимо предпринимать не только упреждающие меры и контрмеры, но и активно осуществлять продуманные системные действия наступательного характера. Как показал ход стратегической наступательной информационной операции британской разведки МИ-6 (якобы отравление предателя Скрипаля), текущий механизм противодействия информационным операциям Великобритании и Запада  в целом, со стороны российских государственных структур  малопродуктивен и бессистемен. Отсутствует координация и его комплексное  информационно-аналитическое обеспечение. Слабо проводится работа в социальных сетях,  о чем свидетельствует трагедия в Кемерово,  а страны НАТО наоборот наращивают там свое присутствие. Трагические события в Кемерово обратили внимание на наши недоработки в системе оперативного реагирования на комплексные информационные антироссийские операции в социальных сетях. Сразу же после чрезвычайного происшествия  в Кузбассе западные спецслужбы проводили активные операции гибридной войны (слухи, дезинформация и т.д.). Наиболее активно действовала 77 бригада Великобритании (2 тыс. военнослужащих), созданная специально для работы в российских социальных сетях.

2. О работе на упреждение и опережение

Способность упреждать и опережать становится определяющим преимуществом в ходе усиливающейся Гибридной Мировой Войны. В этом контексте открытие биржи в Шанхае 26 марта 2018 г., торгующей за юани, является эффективной операцией упреждения и опережения Запада.

Основная тенденция высказываний экспертов – обеспокоенность открытием биржи и закономерные вопросы: что это повлечет за собой? Как скажется на долларе как основной валюте на рынке нефти? Какие далеко идущие цели ставит перед собой Китай?

Некоторые аналитики склонны видеть в происходящем поворотный момент в экономическом и политическом дискурсе – смещение акцентов на восток, утрату США лидерских позиций, укрепление новой валюты для совершения мировых сделок: Другие эксперты оценивали открытие биржи как рядовое событие, не несущее для рынка смысловой нагрузки. Нужно еще посмотреть, что будет. Четверть века назад, в 1993 году, в Китае был сформулирован амбициозный план по подрыву американской экономической мощи, он предполагал сделать то, что считалось практически невозможным, — ликвидировать или как минимум нанести неприемлемый ущерб нефтедолларовой системе. На реализацию первого этапа китайского амбициозного проекта ушло 25 лет, и можно только позавидовать тому упорству, с которым чиновники, финансисты и дипломаты страны шли к этой цели, несмотря на насмешки западных СМИ, внутрикитайских либералов и значительной части международного финансового сообщества. В понедельник, 26 марта 2018 года, в Шанхае были запущены торги нефтью за юани, что обозначило претензии Китая на создание «нефтеюаня» в качестве конкурента нефтедоллара, а также на превращение Шанхая в центр мирового ценообразования на рынке энергетических ресурсов.

Существующая нефтедолларовая система — это фундамент финансовой мощи Лондона – Третьего Карфагена, так как именно в Лондоне сейчас формируется мировая цена на нефть. С теми же, кто пытался когда то начать продажу нефти не в долларах, британцы жестоко расправлялись. Достаточно вспомнить судьбу Муамара Каддафи, который, по большому счету, погиб из-за своего желания создать панафриканскую валютную зону на основе золота и продавать нефть не за доллары.

Например, Иран в 2006 году захотел продавать свою нефть за Евро, но перед угрозой бомбардировок Запада спасовал и не открыл нефтяную биржу, торгующую за Евро.

В феврале 2006 г. я предложил продавать нефть и газ за рубли и создать нефтегазовую биржу в С-Петербурге. В мае 2006 года моя идея была поддержана Президентом России в Послании Федеральному Собранию. В 2008 году началась ее реализация на бирже в С-Петербурге, но в мизерных объемах — около 1% и на внутреннем рынке. А с 2014 года началась продажа мелкими партиями во Вьетнам. В апреле 2009 г. я предложил интеграцию Евразии как одно из средств преодоления мирового финансово-экономического кризиса, включая разработку Совместной Антикризисной программы ШОС и отказ от доллара во взаиморасчетах между странами-членами ШОС в пользу двухвалютной корзины (состоящей из двух валют — юаня и рубля) как новая валюта ШОС. Предложил также и переход на взаиморасчеты трёх уровней: национальные валюты; рубль или юань; двухвалютная корзина (рублеюаневая), а также предложил странам ШОС внести совместное предложение о введении новой мировой валюты АКЮРЕ к следующей встрече 20 стран осенью 2009 г. Однако движения вперед на уровне ШОС не произошло.

Все вышеизложенное было учтено китайскими чиновниками, работавшими над запуском «нефтеюаневой системы», которая предполагает перевод торговли нефтью на китайскую валюту. Создать фьючерсный контракт на корзину импортируемых в Китай сортов нефти — легко, а вот привлечь к его использованию достаточное количество производителей, перекупщиков, глобальных банков и финансовых компаний — очень сложно. Однако если ценообразование на нефть, импортируемую в Китай, будет происходить в юанях и на Шанхайской бирже Shanghai Futures Exchange, то это будет важным шагом к снижению китайской зависимости от доллара, к интернационализации юаня и к дедолларизации мировой экономики в целом. Главная заслуга китайского руководства заключается в том, что они уже смогли, вопреки ожиданиям скептиков, привлечь на Шанхайскую площадку сразу нескольких крупных игроков международного нефтяного рынка: Glencore, Trafigura, Freepoint Commodities и Mercuria. В первый же день после запуска китайского нефтяного фьючерса в Шанхае объемы торгов в некоторые интервалы превышали объемы сделок на фьючерсы нефти Brent в Лондоне, что вызвало серьезное удивление западного экспертного сообщества.

Большая Евразия и Гибридная война

Профессор, доктор политических наук
Панарин Игорь Николаевич

Третий Карфаген (Лондон) – главный враг интеграции Большой Евразии

На протяжении последних столетий Британская империя  является главным организатором мировых войн и кризисов. Как же Лондон стал Третьим Карфагеном?  Мы должны погрузиться в глубь веков и вспомнить, как великий русский князь Святослав уничтожил Хазарский каганат в 965 году. Остатки его элиты, а это были этнические тюрки, принявшие иудаизм, перебрались в Европу и осели в Генуе и Венеции. Там они перемешались с сефардами и составили основу венецианских купцов, сущность которых хорошо описал Шекспир. Смысл их жизни — нажива любой ценой. Именно венецианские купцы финансировали крестоносцев, которые в 1204 году разграбили православный Константинополь. Ценности Святой Софии с тех пор украшают главный храм Венеции — собор Святого Марка. Затем история распорядилась так, что венецианцы перебрались сначала в Голландию, потом в Британию, где в 1694 году создали частный Банк Англии. С того момента ведет отсчет современная мировая финансовая система, при которой эмиссией денег занимается частный банк. Сегодня мировую валюту — доллар — создает ФРС, учредителями которой являются английские частные банки. Первый Карфаген  — это сначала Финикия (Тунис), затем коллективный Карфаген — с центрами в Венеции и Толедо. Третий Карфаген — это Лондон. В основе Карфагена — жажда наживы и принцип «иметь». Глобальный кризис показал агонию колониальной модели мирового развития, разработанной Британской империей. Это были кровавые  столетия, так как ради сохранения колониальной модели управления Британская империя организовали работорговлю в Америке и Азии, и лишь каждый десятый раб переплыл в трюме Атлантический и Тихий океан, то есть погибли десятки миллионов негров. Ради достижения мирового господства Британская империя осуществила чудовищный голодомор в Индии в 19 веке (За год от голода умерло 40 миллионов индусов). Затем 120 миллионов  китайцев в 19 веке стали жертвами опиума, который десятками тонн нелегально ввозился на территорию Китая англичанами, которые были ГЛАВНЫМИ НАРКОПРОИЗВОДИТЕЛЯМИ И НАРКОТОРГОВЦАМИ мира. Ничего подобного не было НИКОГДА НА РУСИ, которая была самым НРАВСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ ЕВРОПЫ, после принятия Доктрины «Москва – Третий Рим» и началом ее реализации величайшим русским царем Иваном Грозным. В целях создания Всемирной Британской империи с глобальным имперским парламентом в 1891 году было образовано общество «Круглый стол» (Round Table). Это общество участвовало затем в формировании «Совета по международным отношениям» в Нью-Йорке. Одной из целей «Круглого стола» был возврат Соединенных Штатов Америки в состав Британской империи. Главным средством реализации цели возврата США под контроль Британской империи стало создание в 1913 году Федеральной резервной системы (ФРС) – частной финансовой корпорации, управляемой частным Банком Англии. Одновременно ставилась задача по ослаблению Российской империи (чтобы она не могла помочь США), которая в 1861-1864 г.г. оказала помощь США в ходе гражданской войны, послав две эскадры в Нью-Йорк и Сан-Франциско, для защиты северян от британского флота. Итак, в 1891 году, при покровительстве британской разведки, был создан интеллектуальный центр ведения глобальной информационной войны Британской империи за мировое господство. Я считаю, что именно этот центр и являлся длительное время главным штабом информационной войны против России-СССР. Именно в нем был разработан основной замысел организации первой мировой войны, для колониального захвата территории других империй (Германской и Османской), уничтожения православной Российской империи. Именно Британская империя развернула против России глобальную информационную войну, которая продолжается и сегодня. В рамках ведения многовековых антироссийских информационных операций Лондон организовывал войны против России (русско-японская война 1904–1905 г.г. и т.д.), поддерживал антиправительственные силы, организовал свержение самодержавия в  феврале 1917 года.  В 20 веке Британская империя организовала две мировые войны, в которых погибло более 70 миллионов человек. Россия потеряла в этих кровавых организованных  британцами бойнях более 30 миллионов человек.

Британская империя организовала свержение российской монархии в феврале 1917 года, за несколько месяцев до победы русского оружия, когда русские войска уже стояли под Багдадом и Константинополем, вблизи британских колоний. Гитлера вскормила также Британская империя для нападения на сталинский Советский Союз. Ведь обеспечение процесса прихода Гитлера к власти и затем 80% производства вооружений в фашистской Германии финансировалось Банком Англии. Когда же британский режим  ответит за Мюнхенский сговор, за организацию Второй мировой войны, за ХОЛОКОСТ СОВЕТСКОГО НАРОДА (на оккупированной фашистами территории было уничтожено 10 миллионов 700 тысяч человек – каждый ВОСЬМОЙ человек).

О специфике гибридной войны

Гибридные войны известны уже давно. Британия является мастером по стравливанию других стран, в частности, исторически противопоставляя Россию и США, и она имеет при этом свои дивиденды. Методология гибридной войны была разработана в Великобритании.

Еще в 1949 году против СССР странами Запада были введены экономические санкции. Для этого был создан специальный комитет, который решал, что можно поставлять в Советский Союз, а что нельзя. Тогда это еще не называлось гибридной войной, но словосочетание «информационная война» появилось уже в 1967 году. Оно был введено Алленом Даллесом. Термин «информационная война» стал общеупотребимым с 1985 года и впервые определение было дано в Китае. Термин «гибридная война» был введен нынешним министром обороны США Джеймсом Мэттисом и его подчиненным Хоффманом в 2005 году. Под ним они понимали, что в  военных конфликтах будущего необходимо учитывать этот компонент (информационные и психологические операции, работа с населением). С точки зрения терминологии этот термин не устоялся. Он используется в разных странах под разными эпитетами. В 2016 году я предложил свой термин: «Гибридная война».

Гибридная война – совокупность методов военно-силового, политико-дипломатического, финансово-экономического, информационно-психологического и информационно-технического давления, а также технологий цветных революций, терроризма и экстремизма, мероприятий спецслужб, формирований сил специального назначения, сил специальных операций и структур публичной дипломатии, осуществляемых по единому плану органами управления государства, военно-политического блока или ТНК.

Цели гибридной войны – полная или частичная дезинтеграция государства, качественное изменение его внутри- или внешнеполитического курса, замена государственного руководства на лояльные режимы, установление над страной внешнего идеологического и финансово-экономического контроля, ее хаотизация и подчинение диктату со стороны других государств или ТНК.

По нашему мнению следует различать    гибридную войну  в широком  (во всех сферах) и узком смысле слова (в какой либо сфере, например в  политической  сфере).

Основные сферы ведения гибридной войны:

  • Духовная
  • Культурно-историческая
  • Политическая,
  • дипломатическая,
  • финансово-экономическая,
  • сфера ИКТ (информационно-коммуникационных технологий)
  • военная.

Главной технологией гибридной  войны является  дезинформация (на первое место ее поставили 76% опрошенных экспертов).

Особенностью современного этапа международных отношений является мощный политический, информационный и экономический прессинг со стороны Запада в отношении России (провокация британской разведки МИ-6 с предателем Скрипалем) и Китая (торговая война), который представляет собой составную часть западной стратегии гибридной войны, нацеленной на дезинтеграцию евразийского пространства, создание хаоса и нестабильности в Большой Евразии.

Российско-китайский союз – важное условие интеграции Евразии.

Я убежден в том, что спасение мира от Модели Либерального Колониализма, который тащит человеческую цивилизацию в пропасть самоуничтожения возможно. Большая Евразийская двойка – Россия и Китай, это в определенном смысле «спасательный круг» для мира. Необходим уход человечества от Модели Либерального Колониализма, которую проповедуют сегодня англосаксонские  глобалисты и их сторонники (либералы-прозападники) в различных странах мира. Стабильность и процветание мира в 21 веке могут быть обеспечены только с помощью стратегического союза Китая с Россией. Россия является для Китая стратегическим союзником и партнером. Именно СССР помог Китаю в XX веке избежать повторения опиумного геноцида китайского народа XIX века, организованного Британской империей, когда от наркотиков погибло более 100 миллионов человек, а страна превратилась в колонию западных государств. Печален опыт геноцида китайского народа в XIX веке. Ведь мощная китайская империя (ее население было тогда около 500 миллионов человек) потерпела сокрушительное поражение в опиумных войнах. Лишь через 150 лет, при поддержке СССР, Китай восстановил численность населения. Наркотики (опиум) были специальным оружием массового уничтожения Британской империей населения Китая. Этот печальный исторический опыт не должен повториться. Напомним о том, что Британская империя была главным продавцом наркотиков XIX века. Попытки китайского правительства противодействовать продаже британцами наркотиков завершились иностранной интервенцией. Продажа наркотиков была важнейшей частью формирования бюджета Британской империи. О морали и нравственности в Лондоне и не думали.

Кстати, именно с помощью наркотиков сейчас идет   уничтожение населения России. По данным ООН, ежегодно в мире от афганских наркотиков погибает 100 тысяч человек: треть из них – граждане нашей страны.

Ослабление китайской империи началось после первой опиумной войны, развязанной против Китая Великобританией, Францией и США. Затем началась гражданская война (1851–1864 гг.), которой способствовали интервенты. Ведь им нужно было обеспечить продажу наркотиков в обмен на реальные товары. Напомним о том, что интервенты использовали гражданскую войну в своих целях (как, впрочем, и в России XX века). 24–25 октября 1860 года был подписан Пекинский договор, по которому китайское правительство согласилось выплатить Англии и Франции 8 миллионов лянов контрибуции, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве рабочей силы (кули) в колониях Англии и Франции. В 1860 году оккупанты варварски разрушили Летний императорский дворец. Бесценное собрание фарфора и прочее содержимое дворца по приказу лорда Элджина было разграблено. Печальный опыт XIX века не должен повториться. В последнее время резко усилились контакты между руководителями России и Китая.  Позиции Китая и России по принципиальным вопросам современного миропорядка совпадают или близки. Это создает уникальную возможность осуществлять совместное планирование внешнеполитических акций, направленных на обеспечение стабильности в мире. Поэтому наши отношения с Китаем нужно рассматривать в глобальном масштабе – не просто как двусторонние отношения, но и как стратегический альянс, а то и союз во имя достижения целей, которые каждая страна ставит перед собой.

Эти цели совпадают в главном – необходимости построения нового  справедливого мирового порядка, в котором центр тяжести будет находиться в Евразии, а не в Североатлантической зоне, а принцип диалога цивилизаций станет доминирующим.

Соединение сильных сторон двух держав и является главным смыслом стратегического альянса России и Китая в геополитической игре против Лондона- Третьего Карфагена.

Будущее России и Китая — Интеграция Евразии.

«Экономический пояс Шелкового пути «(ЭПШП) — проект по формированию единого евроазиатского торгово-экономического пространства и трансконтинентального транспортного коридора. Идея была выдвинута лидером Китая  Си Цзиньпином в сентябре 2013 года. В мае 2015 года Президент России Владимир Путин и  Председатель КНР Си Цзиньпин подписали соглашение о сопряжении ЭПШП и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Идея создания Большого евразийского партнерства (БЕП) была сформулирована 3 декабря 2015 года, когда в Послании Президента РФ В.Путина  Федеральному Собранию была выдвинута инициатива о начале консультаций по формированию экономического партнерства между государствами-членами ЕАЭС, АСЕАН и ШОС и государствами, которые присоединяются к ШОС. На протяжении 2016 года концепция неоднократно озвучивалась на различных многосторонних площадках, по сути став флагманской российской инициативой по развитию евразийской интеграции.

Опора этого процесса — конструктивное взаимодействие Москвы и Пекина. Россия и Китай считают, что стыковка ЕАЭС и ЭПШП не является единственным форматом взаимодействия для создания новой обстановки для устойчивого развития Евразии. Развитию региона может способствовать реализация инициативы Большого евразийского партнерства, предложенной Россией.

Представляется, что проект создания БЕП способен выступить глобальным российским геополитическим проектом развития в 21 веке, интегральной национальной идеей русского и союзных ему народов Евразии. Развивая идеи Александра Невского и Ивана Грозного, Россия должна быть ядром интеграции Евразии, хранителем ее традиционных духовных ценностей.

Помимо этого идея БЕП является развитием самой успешной геополитической доктрины нашего Отечества — “Москва — Третий Рим”. Кроме того, идея БЕП является развитием взглядов выдающихся русских философов (К.Леонтьева, Н.Данилевского, Л.Гумилева). Оптимальной идеологической формулой, которая будет содействовать успешному переходу России к новому этапу мировой цивилизации, по нашему мнению является формула ИНТЕГРАЦИИ ЕВРАЗИИ, опирающаяся на духовно-геополитические взгляды Александра Невского, цивилизационно-философское учение – русский космизм (В.Федоров, В.Вернадский), идеи П.Савицкого, Н.Трубецкого, Н.Гумилева и генералиссимуса Сталина. Именно в православной России — оплоте духовно-нравственных ценностей, стало возможным появление научного учения о ноосфере, открывшему человечеству путь в Космос. Это — русский космизм, базирующийся на духовно-нравственных ценностях, наиболее полно сохранившихся в Православии. В его ряду стоят такие философы и ученые, как Н. Ф. Федоров, Н. А. Умов, К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский. В философском наследии мыслителей русского религиозного возрождения — В. С. Соловьева, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева — также выделяется линия, близкая идеям русского космизма. Таким образом, русский космизм является уникальным явлением в мировой истории. Русский космизм выстрадан не только всей русской духовной историей, но и духовной историей своих прародителей – Трои и Рима. История Руси – это история постоянной борьбы духовных и материальных ценностей. И Русь побеждала врагов только тогда, когда приоритетными были духовные ценности.

Евразия – это великая чертежная доска для оркестра самобытных цивилизаций, способных к совершению инновационного духовно-нравственного и технологического рывка. В этой связи представляется целесообразным постепенное создание БЕП, использующего конструктивный опыт евразийского единства на протяжении тысячелетий (общеевразийский национализм Трубецкого), межгосударственного строительства СНГ, ЕВРАЗЭС.  Я убежден, что интеграция Евразии отвечает национальным интересам всех стран мира, так как именно Евразия является главным мировым центром формирования новой ноосферно-духовной цивилизации.

Интеграция Евразии требует разработки интеграционной идеологии, основанной на духовно-нравственных ценностях русской идеи великих мыслителей нашего Отечества (М.Ломоносов, Ф.Достоевский, Н.Бердяев, Н.Данилевский, А.Ильин, В.Вернадский, Ф.Тютчев и т.д.), а также концептуальных идей великих мыслителей Китая (Лао-Цзы,  Конфуций, Мо-цзы).  Для Китайской цивилизации важна  конфуцианская  идея  Великого Единения (Да тун 大同 ) — Всемирного Братства, Великого Содружества, когда все принадлежит всем, все люди воспринимаются родственниками, преодолена вражда и разобщенность, торжествует великая гармония. Близким является и моистское представление о «взаимной всеобщности» — совместном бытии как единстве в многообразии, строящемся на  всеобщей, беспристрастной любви. На  «взаимную всеобщность» как причину главного блага общественной и  государственной жизни указывал великий китайский философ Мо-цзы. В конфуцианском трактате «Чжун юн» сформулирован принцип общностного, совместного развития, ведущий к гармонии во вселенной. Этот принцип означает взращивание вместе, без нанесения вреда друг другу и столкновений.

С моей точки зрения  Идеологической Формулой Интеграции Евразии  может стать Формула ПЯТЬ Д:

1.Диалог цивилизаций

2.Дружба народов

3.Добрые дела

4.Духовный суверенитет

5.Достоинство личности и народа.

Моя Идеологическая  Формула Интеграции Евразии  озвучивается впервые и является лишь основой для начала широкой дискуссии заинтересованных интеллектуалов России и Китая.

Информационно-аналитический спецназ Большого Евразийского партнерства (БЕП)

Информационная война — ядро гибридной войны  —  это борьба за управление информационными потоками.  Проблема структурирования информационного пространства и управления информационными потоками в своих целях является ключевой. Поэтому и необходимо с моей точки зрения создание специальных российско-китайских структур —  интеллектуальных фабрик формирования и распространения позитивных Информационных потоков в глобальном информационном пространстве в интересах Интеграции Большой Евразии и создания БЕП.

России и Китаю, чтобы выигрывать  гибридные  войны, необходимо создать специальные организационно-управленческие и аналитические структуры для противодействия операциям гибридной войны, направленным против интеграции Евразии.  Помимо реагирования на нарастающие акции  ведущейся против России и Китая  гибридной войны властям важно активизировать работу  в информационном пространстве. Ограничиваться лишь оборонительной позицией крайне губительно.  Обороной гибридную войну не выиграть. Необходимо освоить наступательные информационные стратегии, вести собственную активную пропаганду наших евразийских ценностей и принципов, создавать информационные поводы,  самостоятельно конструировать и моделировать информационное пространство, а не плестись в хвосте пропаганды геополитического противника, отвечая на его инициативы вослед.

  1. Координационный  Совет  Политических коммуникаций при Президенте России и Председателе КНР (Совет). Важнейшей задачей Совета должна стать подготовка Публичных Аналитических докладов на тему: «Гибридная война против интеграции Евразии» и «Перспективы формирования Большого Евразийского партнерства».
  2. Формирование при Совете интернет-ТВ с регулярными (как минимум еженедельными) выпусками информационно-аналитических обзоров текущей ситуации и ожидаемых сценариев, а также открытие сайта и страничек Совета в социальных сетях (Фейсбук, вКонтакте и т.д.).
  3. Образование Фонда, главным учредителем которого могли бы стать крупные государственные корпорации России и Китая (информационная деятельность,  конференции, совместные научные программы, подготовка кадров).

 

«В гибридных войнах мы пока сильно отстаем от Америки»

«ФедералПресс» совместно с Министерством иностранных дел РФ, Общественной Палатой РФ, Федеральным агентством по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству реализует уникальный проект «Великие мастера государственного слова». Сегодня мы предлагаем вниманию нашего читателя интервью с профессором, доктором политических наук Игорем Панариным. Разговор пойдет о гибридных войнах.

Игорь Николаевич, давайте начнем с истории этого явления. Кто был их зачинателем и как они зародились?

− Гибридные войны известны уже давно. Еще в 1949 году против СССР странами Запада были введены экономические санкции. Для этого был создан специальный комитет, который решал, что можно поставлять в Советский Союз, а что нельзя. Тогда это еще не называлось гибридной войной, но словосочетание «информационная война» появилось уже в 1967 году. Оно был введено Алленом Даллесом. Термин «информационная война» стал общеупотребимым с 1985 года и впервые определение было дано в Китае. Термин «гибридная война» был введен нынешним министром обороны США Джеймсом Мэттисом и его подчиненным Хоффманом в 2005 году. Под ним они понимали, что в будущем военных конфликтов необходимо учитывать этот компонент. С точки зрения терминологии этот термин не устоялся. Он используется в разных странах под разными эпитетами. В 2016 году я предложил свой термин: «Гибридная война».

Что включают в себя эти войны?

− Гибридные войны включают в себя дезинформацию (на первое место ее поставили 80% опрошенных экспертов), санкции, информационную войну, «цветные революции», меры информационно-психологического и информационно-технического давления, кибератаки, терроризм, и другие инструменты, коих насчитывается 12. Дезинформация бывает самая разная. В январе этого года российскую авиабазу в Сирии атаковали дроны, и я первым ввел термин «дроновый терроризм». Об этом будет говориться в моей книге «Трамп, Россия и гибридная война», которая выйдет в марте. В ней я привожу пример гибридной войны, связанной с выборами в США и так называемом «хакерском скандале». К гибридной войне я отношу и действия специальных подразделений.

Какие механизмы и стадии характерны гибридным войнам?

– В книге я раскрываю простую трехходовку. Британская разведка МИ-6 разрабатывает план. Бывший глава «русского отдела» этой спецслужбы готовит дезинформационное досье, потом продает его американцам. Потом разворачивается скандал, причем удары наносятся по России и по Трампу. Но главный удар наносится по потенциальному сближению России и США. После того, как Трамп заявил, что хотел бы нормализовать отношения между США и Россией, против него и России была проведена классическая операция вброса дезинформации. Лишь 2 февраля этого года, когда Трамп впервые санкционировал опубликование совершенно секретного документа, названного в честь главы комитета по разведке палаты представителей конгресса, республиканца Девина Нуньеса, под чьим руководством он был составлен, «меморандумом Нуньеса», где вскрывается вот эта кухня – незаконная слежка ФБР и меры по реализации этого досье британской разведки. Этот скандал сейчас идет на спад, хотя «долбежка» Трампа, России и российско-американских отношений идет уже полтора года. В итоге российско-американские отношения опустились на «дно».

То есть, инициатор этого скандала − Великобритания?

− Британия является мастером по стравливанию других стран, в частности, исторически противопоставляя Россию и США, и она имеет при этом свои дивиденды. Методология гибридной войны была разработана в Великобритании.

В чем тонкость сегодняшнего момента?

– Сегодня специфика гибридной войны в том, что добавили разнообразия в понятие терроризма. «Телефонный» и «дроновый» терроризм выводят ситуацию на другой уровень. С сентября по декабрь 2017 года в России была волна телефонного терроризма. Казалось бы все угасло, но перед нашими президентскими выборами она началась вновь. 25 февраля – опять ложный звонок и четыре тысячи человек, которые пришли отмечать событие рядом с Кремлем, были эвакуированы. Все это часть технологии по дестабилизации обстановки в России. Специфика гибридной войны в том, что те методы, которые раньше использовались хаотично, то ли в рамках холодной, то ли информационной войны, теперь становятся системными. Задача заключается в том, чтобы понять этот феномен. С 2005 года прошло немного лет, и Мэттис и Хоффман, когда вводили этот термин, имели в виду его применимость к Ираку. Они рассматривали этим возможность усилить позиции США.

Трамп тоже оказался объектом нападения в этой войне. Как он защищается?

− Достаточно эффективно. Его очень удачный ход – назначение Мэттиса министром обороны. Он поставил во главе этого ведомства не какого-то солдафона, а профессионала и интеллектуально развитого человека, способного мыслить масштабно. Если Мэттис, будучи командиром дивизии, мыслил категориями гибридной войны, понятно, что он – ключевая фигура в администрации Трампа после увольнения Майкла Флинна, который мог бы реформировать разведсообщество США. Для нас, с одной стороны, это плюс, с другой – не очень позитивная картина, потому что по предложению Мэттиса НАТО 8 ноября прошлого года создало центр киберопераций, и нас это очень беспокоит в плане политического противоборства с США. Они действуют достаточно системно.

И у них есть инструменты, которых нет у нас?

– Да. Чтобы понять, как мы отстаем в этом вопросе, упомяну еще один механизм гибридной войны – публичную дипломатию. Сам термин еще не устоялся. Впервые он был использован в 1965 году в США, потом длительное время не был востребован, но с конца 1990-х годов он стал активно применяться. Американцы стали анализировать ход применения этой дипломатии. Здесь важно учесть два ключевых момента. Они в 1998 году приняли доктрину информационных операций. Ее специфика в том, что они проводят информационные операции как в мирное, так и в военное время. То есть, даже мирное время — это повод и поле для информационных операций. Второй важный момент – они определили, что операции смогут быть наступательными и оборонительными. Причем под наступательные операции подпадают не только оппоненты США, но и даже их союзники, в частности, Германия.

Я был знаком с авторами этой доктрины и лично с ними общался. Это очень умные профессионалы и стратегические аналитики разведсообщества США. В 1999 году США принимают решение о введение поста заместителя госсекретаря по публичной дипломатии. Госдеп США вроде бы аналогичен нашему МИД − у нас есть пресс-секретарь, у них есть пресс-секретарь, у Лаврова есть замы и у Тиллерсона есть замы. Но принципиальная разница в том, что у нас нет ответственного за публичную дипломатию.

В чем суть этой дипломатии?

− В 1953 году американцы создали специальную структуру – United States Information Agency (USIA) – Информационное агентство США, то есть, новый аппарат для внешнеполитической пропаганды в борьбе с СССР. В 1991 году Советский Союз исчез, но USIA осталось. С тех пор они его модернизировали. Принципиальное отличие в том, что раньше оно напрямую подчинялось президенту США, но в 1999 году они включили его в состав Госдепа. И этот заместитель госсекретаря по публичной дипломатии стал курировать не только бывшее USIA, а это радио «Голос Америки», но и телевидение и массу других информационных ресурсов. То есть, произошла концентрация информационных ресурсов под эгидой Госдепа. Это привело к тому, что в посольствах на территориях других стран, в том числе и России, послы проводят активную информационную линию и линию публичной дипломатии, используя эти ресурсы.

Эффективна ли эта деятельность и если да, то насколько?

– Безусловно эффективна. Это можно оценить по рейтингам всех СМИ на российском информационном поле, которые рассчитывает «МедиАЛогия». Для нас здесь тревожный индикатор, если оценивать социальные сети по итогам минувшего года. Молодежь в интернет не только присутствует, но и фактически живет, и она часто отдает предпочтение в качестве источников информации как раз информресурсам США. Вот что показывает рейтинг «МедиАЛогии» за 2017 год. В российских соцмедиа по индексу цитируемости доминируют государственные радиостанции США. На первом месте медийный актив ЦРУ США – Радио Свобода − 4 миллиона 936 тысяч гиперссылок. На втором − Эхо Москвы, на третьем «Голос Америки», подчиняющаяся Госдепартаменту США − 794 тысяч гиперсылок. Наши госрадио – Вести ФМ и Радио 1 − на 7 и 8 месте, набирая вместе около 80 тысяч. То есть, индекс цитирования двух радиостанций США в российских социальных сетях примерно в 71 раз больше, чем 2 государственных радиостанций России.

Никто из них любовью к России не отличается…

– Да. И это говорит об эффективности работы Госдепа. Даже «Радио Свобода» имеет к нему прямое отношение. Ее курирует специально созданный в 2016 году отдел Госдепа «Центр глобального взаимодействия», который интегрирует возможности Пентагона и ЦРУ, и все это замыкается на замгоссекретаря по публичной дипломатии. В рамках Госдепа созданы межведомственные координационные структуры, которые определяют внешнеполитическую пропагандистскую линию. Еще есть USIA, которое выдает гранты преподавателям и студентам, организует студенческие обмены и другие акции.

А как у нас с этим обстоит дело?

– У российского МИД нет своих информационных источников. У нас есть RT, радио Sputnik. Был раньше «Голос России», на котором я отработал пять лет. Если «Голос Америки» вещает на 45 языках, то «Голос России» вещал на 42 языках. У радио Sputnik языков вещания гораздо меньше.

С чем это связано? Экономия бюджета? Или недооценка противника?

– Я не знаю. Считаю, что закрывать «Голос России» с его 80-летней историей было крайне неразумно. «Голос Америки» и «Голос России» стояли друг против друга десятилетиями, сверяли свои действия и что-то заимствовали. Когда закрывали «Голос России» в 2014 году, он был на подъеме, была создана даже видеостудия. Я вел программу «Мировая политика» и одновременно шла аудио и видеотрансляция. В последние два года работы − в 2012-2014 годах − «Голос России» заметно продвинулся, создав, к примеру, площадки в Германии и в Нью-Йорке. Кстати, для нас Германия очень важна, так как в ней 15 миллионов знают русский язык. Причем, это наследие не только бывшей ГДР, но эмигранты из России, коих там два миллиона. Вещание на русском удалось сделать и в Нью-Йорке, где тоже много русскоязычных. Но решение о закрытии было принято, сейчас в информполитике вещания на другие страны несколько другой аспект, и я не знаю, насколько он эффективен.

Давай вернемся к Госдепу. Что мы у него может позаимствовать в части публичной дипломатии?

– Вопрос — где мы подобную структуру можем создать? Внутри МИД, подчинив ему какие-то информационные ресурсы? Возможно. Я еще в 2005 году предлагал переподчинить в сферу МИД РИА Новости и «Голос России» и проводить мощную и активную информполитику, формируя актуальную повестку дня. Сегодня задача заключается в том, чтобы мы в определенном смысле учились у американцев профессиональному доведению своей повестки дня и своих достижений, в том числе на их информационном поле, включая социальные сети.

Кто может принять решение о создании такой структуры?

– Очевидно, что это не уровень МИД, а президента России. Пока у этой идеи сторонников меньше, чем скептиков. Основной их посыл – пока и так неплохо. Хотя надо прямо сказать, что мы в свете последних событий часто проигрываем в информационном поле, и это не отвечает нуждам информационного противоборства. Можно вспомнить и про сирийский кризис, где мы на информполе постоянно были в качестве оправдывающейся стороны.

А союзники в гибридных войнах у нас есть?

– Да, союзники есть. Если рассматривать духовные скрепы Владимира Путина как некий внешнеполитический курс и посыл, то я придумал шесть лет назад определенную идеологическую основу. Сейчас православие, в силу наличия и авторитета других религий среди россиян, не может быть эффективной и уникальной скрепой. Я предложил триаду: «Духовность – Державность – Достоинство».

Державность – это мощная централизация и мощное развитие экономики, армии и социальной сферы. Важно, что в Нижнем Новгороде – нашей идеологической столице – Владимир Путин объявил о своем выдвижении как кандидата на пост президента России. Затем он поехал на форум в Волгоград (Сталинград). Это было два знаковых момента для идеологической доктрины в части державности. Путинская вертикаль – это очень важно.

Что касается духовности, то нам нужны ценности семьи, ценности православия и принципиально важен союз православия и ислама. То есть, те морально-духовные ценности, которые у нас существовали на протяжении долгого времени.

Третья составляющая – это достоинство, которое мы должны демонстрировать в любых ситуациях, разумеется, не доводя дело до войны. Но в гибридной войне мы должны быть на нужном уровне.

Возвращаясь к вопросу о союзниках. У нас есть союзники во Франции – деголлисты, есть сторонники в Германии, Италии (Лига Севера и Берлускони). Нашими союзниками являются и другие национально-ориентированные силы в европейских странах, которые заинтересованы в укреплении контактов с Россией в экономическом и духовно-нравственном плане. Эти же силы есть и в США, где я бывал десятки раз

Давайте опять вернемся к Трампу.

− Трамп − это лучший вариант президента для России. Хотя надо признать, что в геополитическом противоборстве он мастер информационной и гибридной войны. Победить противников в жестком противостоянии внутри Америки, используя твиттер-дипломатию − это наглядный показатель! Равно как и произведенный им подбор кадров и тщательную оценку ситуации. Давайте разберем, за счет чего Трамп победил. Вот пример: перед выборами в американской армии провели закрытый опрос. 5% было за Клинтон, 90% − за Трампа. Можно вспомнить, и то что за Обаму проголосовало 37% белого населения, за Клинтон примерно столько же.

В чем разница. За время президентства Обамы появилось так называемое «чайное движение», которое требовало меньше налогов, которые в значительной массе собираются именно с белого населения. Другое их требование − это семья с детьми как духовная ценность. Как они говорили, «у нас из этой плоскости нормальных человеческих отношений выпадают только Нью-Йорк и Калифорния». Это движение многие пытались оседлать − Сара Пэйлин, другие политические фигуры, но смог только Трамп. Насколько он это сделал ситуативно, что победить, или стратегически − это станет понятно со временем. Как мне кажется, он относится к этому достаточно искренне, потому что первым его решением было удалить с сайта Белого дома раздел, пропагандирующий сексуальные меньшинства, который появился при Обаме. Все остальное время своего президентства Трамп демонстрирует на этот вопрос такие же взгляды. Здесь у нас с Трампом есть общие духовные точки, так как мы тоже заинтересованы в крепкой традиционной семье с детьми. Наш потенциальный союзник в Америке − белые христиане, которые пока составляют большинство. Трамп старается выражать намерения и чаяния белых христиан. То есть, есть платформа для нашего, если не сближения, то хотя бы партнерства с нормальными взаимоотношениями. Можно вспомнить из истории, что мы дважды спасали США. Первый случай, когда императрица Екатерина отказалась посылать армию по просьбе английского короля на подавление еще первой революции 1776 года. Затем в 1861 году мы послали две эскадры, которые стояли на рейде Сан-Франциско и Нью-Йорка, защищая от британского флота, который и инициировал в США гражданскую войну.

Сталин и Рузвельт − еще одна плоскость соприкосновения наших стран. Хочу сказать, что по моей исследовательской модели Рузвельта отравили. Объясню почему я придерживаюсь этой точки зрения. Сталин и Рузвельт − это была блестящая двойка руководителей, которая работала на всех конференциях. К примеру, в Тегеране они выступали заодно в борьбе с Черчиллем. Затем была Ялта, где были заложены основы послевоенного мира, и если бы не смерть Рузвельта, то вполне возможно, не было бы холодной войны. Затем пришел Трумэн − ставленник других сил. Холодная война началась с речи Черчилля в Фултоне. Там был и Трумэн, но речь подготовил Черчилль, и британское влияние в той ситуации оказалось ключевым для начала противостояния в советско-американских отношениях.

Нынешняя операция британских спецслужб с пресловутым «досье» ударила и по объединяющей Россию и Америку платформе, которую предусмотрительно создал Владимир Путин, когда произошло объединение Русской православной церкви и Русской зарубежной церкви. В США около двух миллионов православных, которые представлены во всех штатах. Объединение церквей усилило и позиции католиков по линии взаимоотношений Патриарха с Папой.

Но дальше дело не пошло?

− С моей точки зрения, англичане все это просчитали и провели операцию гибридной войны. Причем они оказались «во всем белом», так как они как бы в стороне.

Каким образом они влияют на элиту Америки?

− Полагаю, что внутри американской элиты есть серьезное британское лобби. Операция, которая была проведена, упала на благодатную почву. Билл − муж Хиллари Клинтон − учился в Англии, был стипендиатом Родса. Сесиль Родс был ярым сторонником британского империализма, он создал организацию «Круглый стол», которая разрабатывает глобальные планы управления всем миром, и туда подтягивают американскую элиту. В своем завещании Родс предрекал распространение британского главенства в мире и возврат США под власть английской короны как «неотъемлемой части Британской империи». Многие признают, что ключевым игроком в тандеме Клинтонов является именно Хиллари, и она является британским ставленником. Разумеется, Хиллари хотела стать президентом.

Но появился Трамп…

− Да, по многим раскладам кандидатом от республиканцев должен быть Джеб Буш − сын 41-го президента США Джорджа Буша и младший брат 43-го президента США. Представлялось, что солидный губернатор Флориды выиграет у экстравагантного Трампа. Но Трамп его переиграл.

То есть, вначале Трамп был фигурой отвлечения внимания?

− Да, его не рассматривали всерьез, но потом его испугались, когда он вышел против Хиллари и начал говорить в своих теледебатах, что хотел бы наладить отношения с Путиным. Его оппоненты напряглись, и была начата та самая операция с фальшивым британским досье о вмешательстве России в американские выборы. Из него, что называется, «торчат уши», и это говорит о спешке в его фабрикации. Британия крайне заинтересована, чтобы Россия и США всегда были в контрах. Мы до сих пор несем на себе тяжелый крест этой гибридной войны, так как оказались не очень-то готовы к реагированию. Мы длительное время наблюдали за ситуацией со стороны, хотя можно было эффективно минимизировать эти угрозы и риски.

А в чем здесь проблема?

− У нас нет для этого нужного инструмента реагирования. Помимо отдела публичной дипломатии при Госдепе, у Америки есть Национальный совет по разведке (National Intelligence Council) − влиятельный аналитический центр, который был создан в 1979 году. В чем его сила. В него входят не только представители разведсообществ США, но и политологи и аналитики, не входящие в разведсообщество. К примеру, профессор и доктор политологии Анжела Стент, которая является директором Центра Евразии Джорджтаунского университета. И таких фигур там много, и они создали широкую платформу для анализа. Национальный совет по разведке раз в четыре года выдает тренды развития ситуации на 10-15 лет вперед и формирует определенную повестку дня. Одновременно с этим совет выдает закрытые материалы для высшего руководства.

У нас есть нечто подобное?

− У нас такого инструмента не было и в Советском Союзе. Тогда был Международный отдел ЦК КПСС, который что-то курировал. В чем была его стратегическая недоработка, можно посмотреть на примере противостояния Варшавского договора и НАТО. У нас вопросы идеологической и психологической войны решались в рамках коммунистических партий стран Варшавского договора. Это было нескоординировано и неэффективно. А в НАТО этот процесс был организован по другому. Они еще в 1950 году создали информационную службу и стали создавать инструменты публичной дипломатии и стратегической пропаганды. То есть, у них были в этой сфере организационно-управленческие инструменты, а у нас их не было. И после того, как рухнул Варшавский договор, они их только совершенствовали. У НАТО есть комитет по публичной дипломатии, есть концепция стратегической пропаганды, и специальные планы на два года вперед. И они принимают новых членов и двигаются дальше.

А что им можно противопоставить?

− Я предлагаю создать в России аналог Национального совета по разведке. При президенте России есть 19 советов: по ТЭК, по инновациям и т.д., и аналогично можно было бы создать Координационный Экспертно-аналитический совет. Так как мы капитально отстали в этой сфере, нам необходимо делать ежегодно три доклада по гибридным войнам против России. Что-то пытается делать в этом направлении комиссия Совета Федерации, но этого явно недостаточно. Речь идет о системном вбрасывании в информационное поле своей повестки дня, но для этого нужен постоянно действующий орган. Второй вариант − создать такую структуру при Совете безопасности РФ, которая в закрытом режиме должна еженедельно знакомить членов Совета со своими исследованиями и рекомендациями и действовать очень активно в публичной сфере.

А в Службе внешней разведки у нас нет чего-то подобного?

− Хороший вопрос. Нет ничего и в СВР, хотя было при Примакове. Полагаю что он, начитавшись докладов Национального совета по разведке США, инициировал создание похожей структуры, но внутри СВР. Они выпустили четыре публичных доклада. Эти документы не были концептуальными и лишь один получил широкую огласку, так как в нем анализировалось расширение НАТО на Восток, а в других поднимались вопросы разоружения. То есть, было узкое исследование локальных проблем. Не один из них не был, условно говоря, «Стратегией мира на период 2010», то есть, планированием на пятнадцать лет вперед. Не было концептуального подхода и когда Примаков ушел на пост министра иностранных дел, эта тема была закрыта. Кстати, Примаков как раз благодаря этим докладам и занял этот пост. У МИД времен Козырева была своя проамериканская линия, а Примаков заявил, что НАТО России вредит. Казалось бы, что заняв пост министра, у Примакова появится больше возможностей для создания аналитической структуры, но в силу каких-то причин этого не произошло. Сейчас этот опыт надо восстановить, но не в рамках СВР. И надо использовать наработки американцев при формировании такой структуры, то есть, собрать в нее представителей разведсообщества и аналитиков от науки.

В чем сила гибридной войны?

− В первую очередь, в создании единой повестки дня участников информационного поля. У американцев официально 16 разведслужб. Хотя мало кто знает, что внутри Госдепартамента тоже есть своя внешняя разведслужба. При Госдепе есть центр открытой информации, где 500 человек анализируют открытые источники информации. У них есть департамент информации и печати, как и у нас. У них есть мощный аналитический центр на базе библиотеки конгресса США. Также у них есть такие аналитические структуры как RAND Corporation и Stratford. ФБР также недавно создало Фонд, который под лозунгами борьбы с терроризмом тоже публикует свои доклады и формирует выгодную для себя информационную повестку дня.

В гибридной войне нам тоже нужны длинные горизонты планирования?

− Нам сейчас не до планирования горизонтов до 2035 года, так как мы сильно отстали. Хотя бы начать вырабатывать стратегию и прогнозы на пять лет вперед. Повторю, что нашей стране очень нужен такой аналитический и координирующий механизм.

Какие структуры должны в нем участвовать? Должен ли задавать тон МИД? Ведь речь идет о международных отношениях.

− Все дело в специализации наших ведомств. Если говорить о гибридной войне против России, то тон должны задавать однозначно ФСБ, МВД и Роскомнадзор. Если, к примеру, готовить доклад «Перспективы формирования многополярного мира», то это, понятно, прерогатива МИД. И дальше должна идти работа в информационном поле. И Совбез, в силу того, что приобретает все больший вес и принимает больше решений не только в сфере безопасности, но и других вопросах, имея такую аналитическую структуру мог бы сработать более эффективно. То есть, нам нужен координационный механизм выдачи объединенной информационной повестки дня. Завершу свою мысль про 16 разведструктур США. У них есть объединенный доклад разведсообществ США. То есть, доклад готовит одна структура, но остальные знакомятся с документом и их руководители его визируют. Я на своей памяти не помню хоть какой-то единый доклад ГРУ, СВР, ФСБ по какой-либо проблеме. То есть, у нас этой практики нет. Понятно, что каждая структура должна выдавать свою информацию, но на реперных точках нужна консолидированная позиция спецслужб.

Другой важный момент − так как социальные сети быстро распространяют информацию и дезинформацию, такой механизм должен на это быстро реагировать. То есть, есть стратегический уровень формирования повестки дня, должен быть и оперативный, а также и ситуативный (антикризисный).

Америка, судя по всему, не стоит на месте в вопросе гибридных войн?

− Разумеется. Вот недавняя новость − Госдеп в рамках нового партнерства с Пентагоном начинает еще одну кампанию борьбы с иностранной «пропагандой и дезинформацией». Пентагон передал ему по условиям партнерства 40 млн долларов из собственных бюджетных средств на реализацию различных «инициатив по противодействию пропаганде и дезинформации со стороны зарубежных стран». Госдеп готов взаимодействовать с частным бизнесом и неправительственными организациями за рубежом, включая российские, и будет принимать заявки от любой структуры или группы лиц, которые разделяет их «приверженность борьбе с дезинформацией».

У нас есть шанс вести противоборство в гибридных войнах на равных?

− Шанс появится тогда, когда мы создадим Информационно-аналитический спецназ. Для этого придется очень постараться и начинать надо, повторю, с создания единой координационной аналитической структуры.

Фото: Илья Волгов, ФедералПресс

Игорь Панарин: «Мы приступаем к этапу строительства Руси державной»

Игорь Панарин Фото: ©Владимир Астапкович, РИА «Новости»

Известный политолог о том, как осуществить «переход власти» в РФ, тайнах команды Путина, общем с США враге и причинах убийства Кеннеди

«Военный потенциал России уже равен военному потенциалу Запада, но в области мягкой силы мы все еще уступаем», — констатировал политолог и специалист по гибридным войнам Игорь Панарин. Подводя итоги 2017 года, Панарин рассказал, как создать «аналитический кулак ФСБ» и не упустить победу в Сирии, может ли РФ объединиться с Трампом против Лондона, жив ли на самом деле аль-Багдади, надо ли восстанавливать разведбазу на Кубе и какова миссия Путина на следующий президентский срок.

«Главарь Даиш аль-Багдади — агент МИ-6»

«После 6 декабря, когда выдвинулся Путин, мы приступаем к этапу строительства Руси державной. Получится ли? Это вопрос», — заявил на заключительном (для 2017 года) занятии Школы здравого смысла в Москве известный политолог и действительный член Академии военных наук Игорь Панарин. На этот раз обсуждалась тема «Гибридная война и 2018 год», поэтому, наверное, неслучайно заседание проводилось совместно с клубом товарищей Военного института иностранных языков Красной Армии (ВИИЯ КА) и Московским клубом ценности нации. По словам Панарина, наступивший год будет очень динамичным, и трагические события в Санкт-Петербурге это подтверждают. Впрочем, важнейшее событие исхода 2017-го — выдвижение Владимира Путина в качестве кандидата в президенты РФ. Очень важно и то, что состоялось оно в Нижнем Новгороде, где еще в 2012 году была провозглашена идеологическая триада — духовность, державность и достоинство.

Впрочем, построить «Русь державную» будет зело непросто. «Потому что наш супостат, противник предпринимает все усилия, чтобы этого не получилось, — доверительно предупредил политолог свою аудиторию. — Это строительство зависит не только от Владимира Владимировича и его команды. Мне бы хотелось напомнить, что 2020 год — это некая точка, когда мы можем победить в глобальном многотысячелетнем противоборстве». По мнению Панарина, наша победа возможна после ряда стратегических изменений. Часть из них уже происходит, что «вселяет оптимизм». В этой связи докладчик сослался на «беспрецедентное интервью» директора ФСБ Александра Бортникова, которое было опубликовано 20 декабря в «Российской газете» по случаю 100-летнего юбилея ВЧК-КГБ-ФСБ. Исходя из этого интервью, Панарин делает вывод, что внутри ФСБ появилась мощная команда аналитиков глобального уровня, которые смогли стратегически взглянуть и назад, и вперед. «Впервые акцент сделан не на ЦРУ и Моссад, а на британскую разведку МИ-6. Это главнейший компонент. К тому же впервые было объявлено, что Троцкий-Бронштейн, который, с моей точки зрения, был главным агентом британской разведки внутри большевиков, готовил свержение и даже убийство Сталина. Третий идеологический момент: принципиально важно заявление Бортникова о том, что открещиваться от слова «чекист» — все равно что предавать забвению традиции. И четвертое: в 1977 году была подготовлена секретная записка о создании агентуры влияния. В публичном поле из уст бывших сотрудников эта тема звучала. Но из уст действующего директора ФСБ не произносилась ни разу. Не случайно британская разведка отреагировала мгновенно. Группа из 33 академиков выразила протест. Это означает, что зацеплены ключевые, сущностные моменты британского влияния на советское общество», — подчеркнул докладчик.

С оптимизмом Панарин смотрит и на то, что активизировалась СВР. Это подтверждает заявление Сергея Нарышкина, сделанное 19 декабря на совещании спецслужб. Глава службы внешней разведки говорил о том, что против России и стран СНГ развязана гибридная война. Неслучайно силы быстрого развертывания НАТО за три года увеличились в три раза, и развертываются они вдоль наших границ. Входит в гибридную войну и терроризм, который тоже разрастается. В 2016 году теракты происходили в 26 странах мира, в 2017-м количество терактов выросло на треть, а в Афганистане их стало больше в три с лишним раза. Если год назад на севере Афганистана находилась тысяча боевиков, то сейчас их там уже 10 тысяч. Ответственность за воздушное пространство Афганистана несут страны НАТО. В этой связи наш МИД еще четыре месяца назад направил официальный запрос с просьбой дать разъяснения, почему неопознанные вертолеты перебрасывают боевиков ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.) на север Афганистана к границам СНГ. Однако никаких внятных ответов до сих пор нет, отметил Панарин.

Тем не менее мощный аналитический кулак в ФСБ и активизация СВР — это, как считает докладчик, уже сложившиеся предпосылки для перехода к строительству «Руси державной». К этим же предпосылкам он относит и выбор Волгограда для проведения форума ОНФ, на котором выступал Путин в конце прошлого года, и даже арест Алексея Улюкаева. Точнее, решение суда, по которому его приговорили к 8 годам строгого режима — такой тюремный срок федеральному министру вынесен впервые.

Главный же итог 2017 года, по мнению Панарина, — наша победа на Ближнем Востоке. «Нам удалось разгромить ДАИШ. Сергей Шойгу на коллегии минобороны заявил, что было убито 60 тысяч террористов, из них — 2800 граждан Российской Федерации. Я считаю, что ДАИШ создана МИ-6, ЦРУ и Моссадом. Главарь ДАИШ Аль-Багдади — агент МИ-6 и этнический еврей (эта версия была вброшена ветеранами американского разведсообщества), пропал 6 месяцев назад. Но в последние два месяца идут вбросы, что он якобы охраняется на одной из американских баз», — сообщил Панарин.

К достижениям минувшего года политолог относит также создание треугольника Россия — Турция — Иран. Несмотря на то что эта конструкция не до конца устойчива, основных поджигателей войны на Ближнем Востоке, зачинщиков «арабской весны» — Великобританию, США, Израиль и Францию — удалось удалить от процесса урегулирования. «Это важнейшая геополитическая победа. Пресс-конференция Путина тоже говорит о том, что победили в Сирии совсем не США. Звонок Дональда Трампа Путину после пресс-конференции этот расклад закрепил», — добавил Панарин.

«Сегодня военный потенциал России равен потенциалу запада»

В то же время, как отмечает Панарин, существует очень серьезная проблема. Заключается она в том, чтобы удержать нашу победу в Сирии, на которую уже началась информационная атака. «Сегодня военный потенциал России равен потенциалу Запада. Но наш аналитический потенциал, потенциал информационного противоборства, мягкой силы значительно уступает. Пока мы только отбиваемся, наступательной линии практически нет», — констатировал политолог.

На этом направлении, конечно, есть свои плюсы, например, Венесуэла. Несмотря на сильнейшее давление и попытку украинского сценария, а там все развивалось по майданному типу, президенту Николасу Мадуро удалось сохранить власть при поддержке России. Попытка военного переворота в Турции также при поддержке российских спецслужб была блокирована еще летом 2016 года.

Однако в информационной сфере угроз и рисков гораздо больше. Так, наша победа над фашизмом в западном общественном мнении уже размыта и модифицирована. Например, в 1945 году 57% населения Франции считали, что победу одержал СССР, а в 2004 году так думали только 20%.

Аналогичная ситуация происходит с победой в Сирии. Решение Трампа перенести посольство США в Иерусалим, по мнению Панарина, отчасти тоже продиктовано желанием отвлечь общественное внимание от российского триумфа на Ближнем Востоке. «Чей это замысел? Генри Киссинджера, который говорил, что к 2022 году Израиля не будет, или Джареда Кушнера? Непонятно. Но ясно, что это было сделано для того, чтобы переключить внимание от победы России в Сирии. И задача нивелировать нашу военную победу была частично решена», — считает Панарин. В то же время Трамп с помощью этого решения снял и свои внутриполитические проблемы. В частности, попытки выдвижения импичмента в конгрессе провалились. Кроме того, была оказана поддержка евреям и христианским сионистам, которых в США около 80 млн, а это достаточно мощная сила. И хотя сам Трамп не относится к этой группе (у него отец — немец, а мать — шотландка), тем не менее он отдал свою дочь замуж за Кушнера, отец которого является главой нью-йоркской общины.

«Военная победа в Сирии, с моей точки зрения, — это триумф ГРУ. Поэтому по ГРУ наносится информационный удар. И такие удары будут продолжаться, — предупреждает Панарин. — К сожалению, ситуация для нас развивается негативно. В США в управлении специальных расследований ВВС создается спецподразделение психоаналитиков. К 30 сентября 2018 года оно заработает в полный рост. И тогда начнется принципиально новая гибридная война».

Для того чтобы противостоять этим угрозам, нам, как отмечает Панарин, необходимо создавать информационно-аналитический спецназ. Нужен советник президента по вопросам информационных операций и внешнеполитический медиахолдинг, а также аналог национального совета по разведке США, который был создан еще в 1979 году.

Поделился Панарин и своими впечатлениями от поездки в США 14-17 ноября. В Америке он бывал десятки раз, но предпоследний раз 6 лет назад. «Я хотел понять, кто такой Трамп. В прошлый раз я сказал, что убежден, что это плюс для России. Сегодня я остаюсь на такой же точке зрения. Другие варианты были хуже. После посещения США я в этом еще более укрепился», — сказал Панарин. Несмотря на позитивные изменения, проводимые Трампом, Панарин считает, что США ждет развал. Ранее он высказывал гипотезу, что это произойдет в 2010 году, однако она не оправдалась. Но в пользу версии о предстоящем развале говорит то, что Калифорния и Техас уже выдвигают требования о возможности выхода из США. Кроме того, идет борьба глобалистов, олицетворением которых была Хиллари Клинтон, и государственников, лидером которых является Трамп. «Эта борьба ожесточенная, и в ближайшие полгода она будет критически важной для нас», — считает Панарин.

Говоря о кризисных точках 2018 года, он также отметил, что гибридная война против России будет нарастать. Победу России в Сирии по-прежнему будут стараться украсть. Продолжится и начатая игра с Израилем. В апреле 2018 года планируется уход Рауля Кастро. Американский госдеп обеспокоен возможностью восстановления российской разведбазы на Кубе. «Закрытие нашей базы в 2002 году было ошибочным. Если бы этого не произошло, наши возможности были бы больше, чем сейчас. Но визит Игоря Сечина в Венесуэлу и на Кубу говорит о том, что мы прорабатываем какие-то варианты и работаем на опережение, чтобы Куба не вошла в антироссийское пике», — подчеркнул Панарин.

Еще одна кризисная точка — Афганистан. Талибы контролируют там от 40 до 50% территории. Численность их оценивается в 50 — 60 тыс. человек, а ДАИШ — до 15 тысяч. К кризисным точкам также относится Иран, где возможна дестабилизация, Йемен, Балканы, Украина, КНДР.

«Главная задача выборов 2018 года — переход власти в 2020 — 2024 годах. В публичном поле уже началась борьба с выдвижением Павла Грудинина. Но выверенное выдвижение Путина говорит о том, что вокруг него есть люди, которые мыслят глобальными категориями и выстраивают линию с учетом нашей многотысячелетней истории. Основная миссия Путина — это не просто создание инструмента реагирования на выпады информационно-гибридной войны, а формирование своей повестки дня, позитивной для России. Россия должна быть мощной, сильной, процветающей. Население должно увеличиваться. Общество должно быть основано на ценностях крепкой семьи, нравственных и религиозных ценностях, которые традиционно укоренились на территории России», — заключил Панарин.

«Нам с Трампом нужно объединиться в борьбе против Лондона»

После лекции Панарин ответил на вопросы слушателей. В частности, его спросили об опасности перехода власти к другой команде. Панарин ответил, что 6 декабря началось формирование новой команды в рамках старого цикла и высказал надежду, что уже выстроена модель до 9 мая 2025, а возможно, даже до 2030 года. «Я надеюсь, что есть стратегический план, и наша задача, чтобы в интервал 2024 — 2030 годов к нам не проникли внешние игроки. Реально ли это? Эрдогану позвонили за 40 минут до прибытия спецназа, который мог его расстрелять. Перехватили информацию, довели ее до нашего руководства и нашли каналы передачи Эрдогану. Это было проведено в оперативном режиме. Но проблема в другом. Какое-то количество людей, аналитиков, конспирологов понимают, что для народа надо рисовать свою картину. Да, мы водрузили флаг над Рейхстагом. А сегодня в Праге создается реконструкция освобождения Праги американцами», — отметил докладчик и еще раз повторил, что нам надо выходить на широкую повестку дня, которая будет понятна большинству населения не только России, но и мира.

Отвечая на вопрос о том, действительно ли американская модель более устойчива, чем наша, и поэтому наш капитал туда стремится, Панарин сказал, что США через ФРС управляет группа лондонских банкиров. При этом настоящие провинциальные американцы очень сильно отличаются от жителей Калифорнии и Нью-Йорка. Даже одеты они очень плохо. 62% населения страны никогда не выезжали за пределы своего штата. «У нас с американцами один враг — лондонские банкиры. Кеннеди они убили, когда он напечатал „красный доллар“. В 1944 году после смерти Рузвельта президентом мог стать Уоллес, который был другом Советского Союза. Но британцы протащили Трумана. Вот и в этот раз они хотели протащить Клинтон. Но не получилось. Пришел Трамп, за которым стоит военно-промышленный национальный капитал. Мне кажется, что нам с Трампом нужно объединиться в борьбе против Лондона, найти точки соприкосновения, где у нас есть геополитические противоречия. Хочу напомнить, что Россия посылала две эскадры США в 1861 и в 1863 годах. Одна стояла в Сан-Франциско и защищала от английских кораблей, а вторая — в Нью-Йорке. Всего 150 лет назад это было. Внутри США есть заинтересованные силы. Трамп возвращает производства, увеличивает рабочие места, пытается улучшить жизненный уровень. Если внешний долг США в 1998 году был 2 триллиона долларов, то сейчас — 20 триллионов. Выплатить его нереально. Поэтому существует риск войны за пределами США. Перед Второй мировой войной в США было 10 миллионов безработных. В 1942 году ноль. Вот как Рузвельт с помощью организованной провокации на Гавайях решил эту проблему. Он сделал все, чтобы США вступили в войну», — напомнил Панарин.

Присутствовавший в зале политолог, публицист-китаевед Андрей Девятов попросил уточнить, как называется оружие, которым информационные центры будут вести информационную войну. «Либерализм уходит. Когда Трамп пришел к власти, с сайта Белого дома была удалена колонка, поддерживающая нетрадиционные меньшинства. Наш президент продвигает ценности крепкой семьи. Это противоречит либеральным ценностям», — отметил Панарин. «И сам подает нам пример, развелся со старой женой и имеет крепкую семью», — иронично заметил Девятов.

Однако Панарин повторил, что Путин проводит правильную идеологическую константу, что подтверждает и его участие в акции «Бессмертный полк». «Единение разных людей — это наш духовный потенциал, как и диалог культур и цивилизаций. Путин и его команда начинают курс преемственности нашей истории. Идеологическая доктрина должна быть нашим оружием. К 1986 году сложилась конфигурация, в результате которой 80 процентов новостей мира формировалось в США и только 10 процентов — в Советском Союзе. А что мешало нам еще тогда создать свой телеканал CNN? Russia Today создали только в 2005 году. Наши ценности надо продвигать в информационное поле с помощью фабрики смыслов. Крепкая здоровая семья, наша история, победа над фашизмом, защита нашей победы в Сирии, союз православия и ислама, дружба народов, диалог цивилизаций, многообразие и содружество культур — это наши скрепы и идеологическая матрица», — считает Панарин.

«БИЗНЕС Online»

Уроки Гибридной Войны: Пропаганда и Информационное противоборство

Игорь Панарин, профессор, доктор политических наук

Гибридная война тесно связана с термином «пропаганда». В 1622 году термин «пропаганда» впервые был введен Папой Римским в связи с тем, что в ходе 30-летней войны между католиками и протестантами, католики несли огромные потери. Для того чтобы возбудить у католиков боевой дух, было создано специальное подразделение – Конгрегация пропаганды веры. И это принесло свои плоды: шведская армия – главная ударная сила протестантов, была разгромлена католиками под Мюнхеном и наступил перелом в Тридцатилетней войне (1618-1648). Длительное время, с 1622 года до начала XXI века – Первой Мировой войны термин «пропаганда» использовался лишь как религиозный, в основном в борьбе католиков против протестантов. Но в ходе Первой Мировой войны впервые появились специальные подразделения сил и средств для введения пропаганды на войска и силы противника (СЩА ,Великобритания ,Франция). После Первой Мировой войны наиболее известный теоретик пропаганды и информационных войн американец Гарольд Лассуэл, написал книгу «Техника пропаганды в мировой войне», которая вышла в 1927 году. В книге Лассуэл впервые заявил о том, что пропаганда является особым видом оружия, воздействующим на ход боевых действий. В 1967 году Аллан Даллес, бывший директор ЦРУ США и один из главных организаторов Гибридной войны против Советского Союза, выпускает книгу под названием «Тайная капитуляция», которая была посвящена тайным сепаратным переговорам между США и Великобританией с одной стороны и рейхсфюрером СС Гиммлером — с другой. Переговоры шли в Швейцарии, а советский разведчик Штирлиц (собирательный персонаж) и другие патриоты Германии и СССР препятствовали им. Эта история показана в замечательном советском кинофильме «Семнадцать мгновений весны». Аллан Даллес, описывая в своей книге этот процесс тайных закулисных переговоров, впервые вводит термин «информационная война», понимая под ним различные разведывательные, диверсионные действия по подрыву тыла противника. Следующий этап – 1976 год – американский инженер Томас Рона впервые использует термин «информационная война», применяя его к техническим системам. А в 1985 году термин «информационная война» был озвучен в Китае. На мой взгляд, это не случайно, поскольку на сегодняшний день именно Китай сегодня является одним из главных лидеров ведения информационных войн. Далее термин развивается, и в 1992 году в США появляется специальный документ Комитета начальников штабов США, который называется «Информационная война», он был посвящен опыту действий вооруженных сил и государственных структур США в зоне Персидского залива во время операции «Буря в пустыне». В 1995 году термин «информационная война» появляется и в России. В российских СМИ и научных кругах начинаются бурные дебаты на тему, что такое информационная война, как она происходит, но самой теории и методологии информационной войны еще не было. В 1997 году 7 мая мною была защищена докторская диссертация в Российской Академии государственной службы при Президенте РФ, темой которой стало «Информационно-психологическое обеспечение национальной безопасности России». В ней была выстроена методологическая решетка теории информационной войны. Также в диссертации я ввел термин ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОБОРСТВО.
Информационное противоборство – это форма борьбы сторон, заключающаяся в воздействии на информационную среду противостоящей стороны, и защите собственной от негативных информационных воздействий. Отличие этих двух понятий лишь в том, что информационная война производится более активно с использованием диверсионных и террористических методов. Сам термин «Информационное противоборство» впервые в России введен мною в своей докторской диссертации в 1997 году. В 2012 году Впервые публично термин ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОБОРСТВО использовал Президент России В.Путин. В 2016 году впервые публично термин ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОБОРСТВО использовал начальник Генерального Штаба ВС РФ генерал армии В.Герасимов.

Виды информационного противоборства

Важно выделить два вида информационного противоборства – это информационное психологическое противоборство и информационно-техническое противоборство.

Они отличаются прежде всего, объектами воздействия и защиты. Информационно-психологическое противоборство имеет 4 основных объекта защиты:
1. Система принятия политических решений.
2. Система формирования общественного мнения. Например, если в августе 1990 года только 10% американцев поддерживали войну США против Ирака, то в январе 1991 таких стало 88%. Причиной этому стало то, что глобальные западные СМИ стали сравнивать с Хусейна с Гитлером, объявили о многочисленных преступлениях против курдов, была развязана активная пропагандистская кампания. Когда она достигла пика, начались бомбардировки Ирака.
3. Система формирования общественного сознания. Здесь можно выделить 4 основных компонента – это книги, кинофильмы, телевидение, печатные СМИ.
4. Психологическое воздействие на психику лиц, принимающих решение. Для того чтобы заставить лидера противоположной стороны действовать в соответствии с целью информационной войны, проводятся различные операции. Например, придумываются клички, печатаются различные дезинформационные материалы. Целью этого является введение противника в стрессовое состояние, что впоследствии может повлиять на принятие решений. Этот прием активно применяется против российских лидеров.

Что касается непосредственно технической составляющей, то здесь существует три основных объекта:
— система передачи данных (задача противника перехватить информацию, ее дешифровать),
— система защиты информации (информация получена из различных источников, она в защищенном виде где-то хранится, задача противостоящей стороны ее заполучить и использовать в своих целях),
— радиоэлектронная борьба (для примера можно вспомнить войну в Югославии, когда 300 сербских танков 40 дней бомбили бомбардировщики США и Великобритании. Однако в результате было повреждено только 13 танков, потому что самолеты «Авакс» выходили на ложные цели, так как на деревянные макеты ставились специальные устройства, которые имитировали танки. Фактически цели воздушной кампании не были достигнуты, но благодаря психологическому воздействию на лидера Югославии Милошевича, которому пообещали личную неприкосновенность, а впоследствии это обещание нарушили, цель все-таки была достигнута).

Таким образом, иногда методы информационно-технического воздействия проводятся в комплексе с методами информационно-психологического давления.

Гибридная война против России (1816 – 2016 гг.)

Профессор доктор политических наук Панарин Игорь Николаевич

Профессор, доктор политических наук Игорь Николаевич Панарин рассказывает о Гибридной войне против России и СССР, а также о своей новой книге «Гибридная война против России 1816-2016 гг.»:
Купить книгу

Гибридная война против России (1816 – 2016 гг.) Панарин И.Н.
Гибридная война против России (1816 – 2016 гг.)
Панарин И.Н.

1. 1816 г. — начало гибридной войны против России Западом с помощью масонов-декабристов. План декабристов- расчленение России на 15 частей был реализован в 1991 году.
2. Заговор Февраля 1917 г. — развал Российской империи масонами, либералами и генералами-предателями. Февральский государственный переворот 1917 г., приведший к свержению самодержавия и крушению Российской империи, можно считать успешной операцией гибридной войны против России, осуществленной силами западного масонства и британской разведкой МИ-6.
3. Создание Ми-6 и ЦРУ террористических групп в Западной Европе (Гладио), а затем в Афганистане (Аль-Каида), Ираке (ИГИЛ).
4. Победа Трампа — победа белого христианского населения США. Большинство афроамериканцев , латинос, евреев и выходцев из Азии — за Клинтон.
5. Риски для российской власти до марта 2018 года.
«ИНФОРМАЦИОННЫЙ КАЛИБР «нужен России
С точки зрения теории гибридной войны: терроризм, информационные атаки, цветные революции, политическое давление и экономические санкции, – это лишь определённые технологии дестабилизации. Сердцевиной и ядром её является всё та же информационная составляющая. И в этом смысле информационное оружие сегодня – опасней ядерного. Основная проблема в том, что наш геополитический противник уже давно применяет концепцию гибридной войны и в её разработках ушёл гораздо дальше нас. Следовательно, нам необходимо быть готовыми противодействовать технологиям цветных революций, терроризму ещё на подступах, т.е. прежде всего в информационной среде. Если в оборонных технологиях мы делаем колоссальные успехи: производим перспективное вооружение, вкладываем огромные средства в оборонные контракты, то в информационной сфере эти движения минимальны. Мы создаём отличные «Калибры» и «Искандеры», но у нас нет соответствующего «Информационного Калибра».

Игорь Панарин: «Для меня образ победы – это падение Лондона 9 мая 2020 года»

Экс-сотрудник КГБ и известный политолог о том, кто хочет завладеть миром и на чьей стороне играет Наталья Поклонская

«БИЗНЕС Online»

Методология гибридной войны родилась в Британской империи, при этом в интересах Лондона действовали Лев Троцкий и Адольф Гитлер, считает писатель и политолог, бывший сотрудник спецслужб Игорь Панарин. О том, как его новая книга, представленная недавно в Москве, призвана вооружить Россию против ее извечных «врагов-англосаксов», почему у Трампа «железные нервы» и какой урон нанес стране последний председатель КГБ СССР, — в материале «БИЗНЕС Online».

Книга Игоря Панарина, представленная в Москве, призвана вооружить Россию против ее извечных «врагов-англосаксов»Фото: ©Владимир Астапкович, РИА «Новости»

«За сутки до дня рождения Владимира Путина в Москве были эвакуированы 120 тысяч человек»

«8 ноября альянс НАТО объявил о создании центра киберопераций. Таким образом, сделан новый шаг в разработке концепции гибридной войны», – предупреждает политолог и действительный член Академии военных наук Игорь Панарин. О том, как сегодня выглядит теория скрытых операций и диверсий, он рассказал в недавно изданной книге «Гибридная война: теория и практика». Презентация этого солидного труда состоялась в Москве в Школе здравого смысла. Среди слушателей лекции, которая длилась более двух с половиной часов, оказался и корреспондент «БИЗНЕС Online».

По словам Панарина, еще 9 марта 2014 года 16 офицеров киберцентра НАТО прибыли в Киев, чтобы организовать на месте информационное обеспечение. «Конечно, надо понять, что против нас будет только развиваться эта система», – считает политолог, добавляя, что три года назад мы потерпели идеологическое поражение на Украине, однако воссоединение с Крымом – «большой успех».

«Несмотря на наши недоработки в этой информационной сфере, у нас произошло несколько важнейших событий», – полагает Панарин, помещая в этот ряд не только присоединение полуострова, но и «войну 08.08.08», то есть «действия РФ против агрессии Михаила Саакашвили в 2008 году», а также успешную, с его точки зрения, сирийскую кампанию.

«Гнездо ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» – прим. ред.), которое было предназначено для того, чтобы потом террористически вспороть Россию со стороны Кавказа и Центральной Азии, было ликвидировано», – заявил оратор. По мнению Панарина, так называемая ДАИШ – это орудие гибридной войны англосаксонского мира против Евразии.

Компонентом гибридной войны рассказчик назвал и телефонный терроризм, отметив, что за последний год произошел рост террористической активности в мире. К примеру, за сутки до дня рождения Владимира Путина, который отмечался 7 октября, в Москве было эвакуировано 120 тыс. человек (из больниц, университетов и торговых центров). А 5 ноября были эвакуированы люди из ГУМа, Большого театра и  гостиницы «Метрополь». Из Большого театра в общей сложности пришлось вывести 3,5 тыс. человек. 5 ноября в столице были задержаны 360 человек. «5 ноября – День военного разведчика. Думаю, что выбор этой даты не случаен», – заключил Панарин.

Компонентом гибридной войны Панарин назвал телефонный терроризм, отметив, что за последний год произошел рост террористической активности в миреКомпонентом гибридной войны Панарин назвал телефонный терроризм, отметив, что за последний год произошел рост террористической активности в мире

Что касается классического террора, то на этот счет Панарин привел цифры: в 2016 году в мире в общей сложности произошло 249 терактов, а к текущему моменту в 2017 году – уже 380. Из них в 2016 году 55 терактов случилось в Афганистане, а в этом году уже 165, то есть почти в три раза больше. «Это при том, что в Афганистане есть войска НАТО, введенные туда якобы для стабилизации обстановки. То, что в Афганистане ситуация идет в раскачку, не сулит нам ничего хорошего», – грустно констатировал ученый.

Политолог считает, что в гибридной войне участвует не только военно-политический блок НАТО, но и транснациональные корпорации. В качестве целей гибридной войны докладчик выделил дезинтеграцию государства, изменение внешнеполитического курса, замену руководства на лояльные режимы и установления контроля со стороны других государств или транснациональных корпораций. Кстати, Панарин этим летом проводил исследование, по итогам которого выяснил, что 76 процентов людей считают, что основное орудие гибридной войны – дезинформация. «Информационная борьба является ядром гибридной войны. Но тем не менее и терроризм, и экстремизм, и многие другие компоненты входят в гибридную войну»,– заметил доктор политических наук.

«Тише, тише, тише», – пытался между тем успокоить зал ведущий Школы здравого смысла. Люди к середине лекции уже начали активно переговариваться между собой, видимо, думая, какой вопрос задать Панарину после его длинного монолога о гибридной войне.

WASHINGTON, DC — JULY 19: U.S. President Donald Trump speaks while flanked by US Vice President Mike Pence during the first meeting of the Presidential Advisory Commission on Election Integrity in the Eisenhower Executive Office Building, on July 19, 2017 in Washington, DC. (Photo by Mark Wilson/Getty Images)

«При таких раскладах Трампу надо иметь железные нервы»

Политолог считает, что в теории и практике гибридной войны мы отстаем от Запада и, в частности, связывает это с тем, что мы позже американцев составили свою доктрину информационной безопасности (новый вариант утвержден президентским указом от 5 декабря 2016 года – прим. ред.). «Россия отличается тем, что у нас первая подобная доктрина появилась в 2000 году, – объясняет Панарин. – Я в ее разработке принимал непосредственное участие. Текст был готов уже в 1997 году, а подписал ее только Путин. Это его заслуга».

«1992 год – их [западная] директива на этот счет, – просчитывает шаги конкурентов Панарин. – Затем 1998 год – доктрина информационных операций. Они впервые там ввели понятие оборонительных и наступательных информационных операций. Наступательные информационные операции могут проводиться и в мирное время. Вот принципиальный вывод. В 2006 году у них уже был сделан упор на интернет». По мнению писателя, в нашей стране все еще недооценивают роль социальных сетей, хотя этот пункт необходимо было прописать в новой редакции доктрины.

В настоящее время новые технологии будут внедряться в систему государственных структур США, говорит Панарин и отмечает, что 45-й президент США Дональд Трамп победил на выборах в «жесткой информационной войне с применением новых технологий». Панарин в целом выразил восхищение тем, как Трамп использовал социальные сети и интернет в качестве инструментов при победе на выборах. По его мнению, он это все правильно сделал, понимая, что все глобальные СМИ выступают против него. Также он сказал, что изначально был уверен в победе мистера Дональда на выборах.

«Я участвовал в разных ток-шоу и поспорил с Майклом Бомом (американский журналист и политический обозреватель, известен как „янки для битья“ на российском телевидении – прим. ред.), кто победит на выборах. Он сказал мне: „Ты не знаешь Америки. Победит Клинтон. И даже нечего говорить“. Единственное, о чем жалею, что не поспорил с ним на что-то материальное. Я ему сказал, что победит Трамп. И Бом признал потом свое поражение», – рассказал Панарин.

«Оценка Трампа как некого волюнтариста, который случайно занял пост президента, не соответствует реальности, – уверен политолог. – Я напомню момент инаугурации президента США, когда за сутки CNN выступает официально с „гипотезой“, что Трампа застрелят во время церемонии. При таких раскладах нужно иметь железные нервы для того, чтобы это все провести. Второе – Трамп выделил в 5 раз больше финансовых ресурсов на работы в социальных сетях. При том что общий финансовый бюджет у него был в два раза меньше, чем у Клинтон. Трамп, по сути, переиграл на выборах Клинтон на ее поле и обеспечил через „Твиттер“ выход в информационное поле, минуя глобальные СМИ, которые все поддерживали Клинтон».

Как полагает Панарин, основная задумка Трампа состояла в быстрой реформе разведывательного сообщества. Но ее мог осуществить только бывший директор разведуправления минобороны США Майкл Флинн. «Умный, жесткий и лояльно относящийся к России, – подчеркивает писатель. – Ошибка Трампа в том, что он его убрал. Трамп думал, что, если он отправит Флинна в отставку, от него отстанут. Трамп пошел у них на поводу, но он не сломался, с моей точки зрения. Контригра на либеральном поле характеризует его как бойца, как человека, который будет свою линию проводить».

В декабре 1991 года Вадим Бакатин передал США все схемы подслушивающих устройств, находившихся в американском посольстве в Москве
В декабре 1991 года Вадим Бакатин передал США все схемы подслушивающих устройств, находившихся в американском посольстве в МосквеФото: Автор: Olga Kuzischina, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

Как бывший председатель КГБ СССР предал свою страну

Медиасистему, похожую на американскую CNN, мы создали лишь в 2005 году, говорит Панарин. Между тем СNN основали еще в 1980 году. «Разве у СССР не было денег для того, чтобы создать аналогичную медиасистему? – задается риторическим вопросом политолог. – Наши журналисты, получающие большие деньги на государственных ресурсах, находясь за границей, совершенно не занимаются выстраиванием государственно-информационной линии, то есть их никто не контролирует и не выстраивает в единую систему».

Однако, по мнению Панарина, летом 2016 года мы провели успешную операцию контргибридной войны по срыву военного переворота в Турции. «Основной задачей этого переворота было прекратить транзит наших грузов через пролив. Тогда бы наша сирийская кампания завершилась полным провалом. Но нам удалось предотвратить переворот, сохранить Реджепа Эрдогана, который и дальше продолжает двигаться то влево, то вправо. Но тот режим, который мог бы прийти ему на смену, оказался бы абсолютно антироссийским, и для нас это несло бы угрозы», – считает политолог.

Но мы должны понять, что в нашей истории были и триумфы, и негативные моменты, отметил Панарин, рассказав о скандальном поступке последнего председателя КГБ Вадима Бакатина. В декабре 1991 года Бакатин, который на тот момент занимал пост руководителя межреспубликанской службы безопасности (структуры, созданной после августовского путча в результате реформирования КГБ – прим. ред.), передал США все схемы подслушивающих устройств, находившихся в американском посольстве в Москве. Тем самым, как считает Панарин, Бакатин нанес огромный урон всей разведывательной сети страны.

«Много ли у нас документов о предательстве Бакатина? – размышляет политолог. – Есть ли у нас фактура, которая указывает, что он нас предал и сдал всю нашу разведывательно-техническую сеть? Он даже не осужден до сих пор. Тем не менее урон, который нанес Бакатин всей нашей технической разведке и в целом разведывательной сети, конечно, губителен для десятилетий. К тому моменту наша техническая разведка опережала американцев. Товарищ Бакатин явился в американское посольство с технической документацией, и американцы в это не могли поверить и вызвали комиссию из США, чтобы все-таки понять – это какая-то дезинформационная операция или реальность», – отметил Панарин.

Для того чтобы начать догонять Запад в плане техники ведения гибридной войны, Панарин предложил создать координационно-экспертный аналитический совет, аналогичный национальному совету по разведке США, созданному в 1979 году. «Принципиально важно, что этот национальный совет издает публичные доклады и формирует информационную повестку дня. Чтобы опередить нам в этой гибридной войне супостата, нам необходимо не раз в четыре года, как они, а ежегодно три доклада издавать, формируя тем самым информационную повестку дня. – призывает Панарин. – Второе – формирование интернета и телевидения как минимум с еженедельными выпусками обзоров текущей ситуации, а также социальных сетей. Третье – образование специальной некоммерческой организации в виде фонда. Американский аналог – Stratfor. Эта частная разведывательная компания периодически вбрасывает различные материалы – информационные, дезинформационные».

«Наши враги – лондонская глобальная олигархия, которая пытается завладеть миром и навязать чуждые нам ценности»
«Наши враги – лондонская глобальная олигархия, которая пытается завладеть миром и навязать чуждые нам ценности»Фото: Dan Kitwood / Staff / gettyimages.com

«ГЛАВНЫЙ ВРАГ РОССИИ В ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ – ЛОНДОН»

После часовой лекции Панарин ответил на все вопросы слушателей. В числе вопрошающих был и известный политолог Андрей Девятов. «Уже напрягся Игорь Николаевич», – сказал о самом себе Панарин и улыбнулся, когда Девятов встал. «Небополитик» спросил Панарина, в какой команде, по его мнению, играет Наталья Поклонская в этой гибридной войне – врагов или союзников. «Это не тема обсуждения, на какой стороне Поклонская, – отреагировал докладчик. – Думаю, что у нее есть свое собственное восприятие, есть, наверное, какие-то достоинства и недостатки. Но тот вклад, который она внесла в решительный момент при событиях 2014 года, заслуживает уважения. Думаю, что со временем информационная шелуха исчезнет».

Во время лекции Панарин очень много говорил о Лондоне. В частности, он назвал революционера Льва Троцкого агентом МИ-6, а Адольфа Гитлера  – агентом и выдвиженцам Британской империи, который реализовывал задачи Великобритании. «Методология гибридной войны родилась в Британской империи, но окончательно сформировалось при помощи британского общества „Круглый стол“ в 1891 году, – рассказывал политолог. – Февральский государственный переворот, кстати, был осуществлен и успешно проведен силами британской разведки, общества „Круглый стол“ и силами западного масонства. Нападение на СССР в 1941 году тоже было вызвано лондонскими происками».

Лондон Панарин считает «главным врагом России в гибридной войне». «Есть группа лиц, которая хочет владеть миром, – полагает Панарин. – И они в этом многого добились. Если территория СССР была 22 миллиона километров, то территория Британской империи – 36 миллионов километров. Эти люди просто не могут окончательно овладеть миром, пока существует наша цивилизация. Поэтому враги наши находятся в Лондоне. Со временем Лондон стал аккумулировать дух цивилизации наживы. Наши враги – лондонская глобальная олигархия, которая пытается завладеть миром и навязать чуждые нам ценности».

Впрочем, внутри американского сообщества, а также в Германии и Франции у России есть союзники в гибридной войне, считает писатель, для которого победа Трампа – это победа консервативных ценностей.  «Наши союзники – те силы, которые выступают за семью. Имеется в виду отношения между людьми, добро», – отметил Панарин.

Также Панарина спросили, как выглядит в его представлении образ победы в гибридной войне. «Для меня образ победы – это падение Лондона 9 мая 2020 года, — ответил верный себе политолог. – Если наши силы специальных операций России промаршируют по Лондону 9 мая, это будет для меня образ победы. Это сложно представить пока, но к этому нужно стремиться».

После лекции многие слушатели рванули покупать новую книгу Панарина, но ее (стоимостью более 500 рублей) расхватали за несколько минут. Поэтому некоторым пришлось взамен приобретать предыдущую книгу Панарина «Гибридная война против России». Сам же автор еще на протяжении 20 минут после окончания лекции раздавал автографы.

Гибридная война

Профессор  доктор политических наук  Панарин Игорь Николаевич

О создании Информационно-Аналитического Спецназа России для противодействия Гибридной Войне Запада

Методология Гибридной Войны (ГВ) зародилась в конце XIX в. в Британской империи.  Февральский государственный переворот 1917 г., приведший к свержению самодержавия и крушению Российской империи  можно считать успешной операцией Гибридной Войны  против России, осуществленной силами западного масонства, либералов, генералов-предателей и МИ-6. Российскую империю разрушил вовсе не Ленин — он то,  как раз не имел к этому никакого отношения — а предатели-генералы, либералы и масоны при кураторстве Англии, устроившие Масонский государственный переворот в Феврале 1917 г. Затем Сталин с помощью генералов — патриотов Генерального штаба (Потапов) смог скинуть масонов в октябре 1917 г. И гражданскую войну в России организовала Англия с помощью двух своих главных агентов — Лейбы Бронштейна (псевдоним Троцкий) среди большевиков и адмирала Колчака среди белых.

Современная западная стратегия ГВ начала развиваться в рамках так называемой холодной войны (1946–1991), развязанной против СССР по инициативе русофоба Черчилля. Холодная война являлась ГВ, которую вел Запад против СССР (санкции,  идеологические диверсии, «агенты влияния» в советской элите, втягивание в гонку вооружений, в войну в Афганистане и т.п.). В развале СССР ключевую  негативную роль сыграл Генсек ЦК КПСС М.Горбачев.

Стратегия ГВ НАТО — нацелена на создание нестабильности на евразийском пространстве  с использованием технологий цветных революций, информационной войны, терроризма и экстремизма, финансово-экономического давления, военно-силового принуждения. НАТО созданы Специальные центры для ведения ГВ против России – Таллин (киберцентр-2008), Рига (Стратегические коммуникации — 2015). А  8.11.17  генсек НАТО объявил о создании центра киберопераций. Скорее всего,  инициатором этого решения стал министр обороны США Д.Мэттис, который в 2005 году впервые в мире (совместно с полковником Хоффманом) заявил о грядущей эре гибридных войн.

ИГИЛ –  также орудие ГВ англо-саксонского  мира против ЕАЭС и Евразии.  

Гибридная война – совокупность методов военно-силового, политико-дипломатического, финансово-экономического, информационно-психологического и информационно-технического давления, а также технологий цветных революций, терроризма и экстремизма, мероприятий спецслужб, формирований сил специального назначения, сил специальных операций и структур публичной дипломатии, осуществляемых по единому плану органами управления государства, военно-политического блока или ТНК.

Цели гибридной войны – полная или частичная дезинтеграция государства, качественное изменение его внутри — или внешнеполитического курса, замена государственного руководства на лояльные режимы, установление над страной внешнего идеологического и финансово-экономического контроля, ее хаотизация и подчинение диктату со стороны других государств или ТНК.

Для противодействия  наступательным операциям ГВ Запада России целесообразно создать новые оргструктуры (предложения сформулированы в моей новой книге ГИБРИДНАЯ ВОЙНА: ТЕОРИЯ и ПРАКТИКА, вышедшей 6 октября 2017 г.).

Информационно-аналитический Спецназ России

  • Государственный совет по информационному противоборству, включающий представителей госструктур, публичной дипломатии, медиасообщества, бизнеса, политических партий, НПО и т. д.
  • Советник президента России по вопросам информационных операций. Советник должен координировать деятельность информационно-аналитических подразделений госструктур и их взаимодействие с Войсками информационных операций Минобороны, а также центрами информационных операций ФСБ, ФСО, СВР.
  • Внешнеполитический государственный медиахолдинг (медиаресурсы Первого телеканала, ВГТРК, нацеленные на зарубежную аудиторию, МИА «Россия сегодня» и т. д.). Целесообразно подчинение этого медиахолдинга МИД России, учитывая, а во многом и копируя американский опыт.
  • Войска информационных операций Минобороны России.
  • Центры информационных операций ФСБ, ФСО и СВР России.

В целях организации   работы на упреждение и опережение:

  • 1). Целесообразно создать  Координационный  экспертно-аналитический Совет при Президенте России (аналог Национального совета по разведке США созданного в 1979 г.). Важнейшей задачей Совета должна стать подготовка Ежегодных публичных Аналитических докладов на тему: «Глобальные  геополитические  и геоэкономические тренды в мире», «Гибридная война против России» и «Перспективы формирования многополярного мира».
  • 2).Формирование при Координационном экспертно-аналитическом Совете при Президенте России интернет-ТВ с регулярными (как минимум еженедельными) выпусками информационно-аналитических обзоров текущей ситуации и ожидаемых сценариев, а также открытие сайта и страничек Совета в социальных сетях (Фейсбук, вКонтакте и т.д.).
  • 3). Образование специальной некоммерческой организации в форме Фонда, главным учредителем которого могла бы  крупная государственная корпорация. Предварительное название специального Фонда  — «Аналитика  безопасности». Фонд мог бы опереться и на американский опыт (Stratfor — это издательство и глобальная разведывательно-аналитическая компания, основанная в 1996 году в городе Остин, штат Техас).